Елена Гельтищева
Медленно иду к своей мечте
Продолжение истории про Мираль. Первый черновик.:)

В ушах шумело, и казалось, что её крутит во все стороны. Девушка попыталась пошевелиться. Конечности отозвались тысячей тоненьких иголочек и начали оживать. Мираль дождалась, пока онемение совсем пройдёт и пошевелилась. Тело показалось ей чужим и странно искривлённым. Девушка аккуратно приподняла голову, и всё равно от затылка по всей голове расползлась дикая боль. Перед открытыми глазами зависла пелена. Мираль закрыла их и откинулась на спинку. Прислушавшись к себе, она поняла, что сидит на стуле, руки заведены за спину и там закреплены. Хорошо, но не слишком туго, чтобы девушка могла шевелить пальцами. Ноги тоже привязаны к стулу, в области щиколоток. Можно крутить носами сапог в обе стороны, но не сдвинуть. Мираль пошевелилась ещё раз. Елозить на стуле она может, но упасть с него или вместе с ним не получится.
Девушка выровняла дыхание и снова открыла глаза. Второй раз удалось лучше. Пелены больше не было, и девушка смогла рассмотреть, где находится. Насколько она могла разобраться, это был летний домик. Мираль сидела лицом к зажжённому камину. Дрова в нём потрескивали, этот треск больно отдавался в голове девушки. Слева от камина стоял выцветший мягкий диванчик, над ним было небольшое окно без слюды. Справа находился стол с баночками, колбами и непонятными предметами, навевающими мысли о врачах.
За спиной Мираль заметила ещё один диван и пианино, а за ними серию узких высоких окон, по всей видимости, тоже без слюды. Во всяком случае, тень на противоположную сторону ложилась похожая на редкий острый забор.
Справа и слева Мираль заметила двери. Добраться до них сейчас не было возможности. Девушка попыталась раскачать стул, но он оставался неподвижен. Мираль закусила губу и огляделась ещё раз. Если она верно всё поняла, это место принадлежит графу Поторайскому или близким к нему людям. То, что её так спокойно здесь оставили, означало только наличие магической защиты или удалённости от других. Кричать сейчас бесполезно, скорее Мираль посадит горло, чем её услышать. Значит, предстоит действовать хитростью. Девушка с надеждой посмотрела на свой кошелёк, его так и оставили при ней. Только бы убедить кого–нибудь сломать медальон, и стража скоро прибудет ей на помощь.
Потом Мираль вспомнила о Тепане. Она прокрутила последние события перед глазами. Вот утром Тепан и трактирщик о чём–то разговаривают. Вот Тепан едет подле неё и развлекает разговором. Вот он безмятежно обедает, прикрепляет флягу к седлу под свисающую куртку. Да, точно, он её хорошо прикрепил, а после этого обошёл поляну в поисках забытого. Между этими действиями был слышен хруст. Был ли это сигнал или отвлечение внимания? Мог ли кто–то быстро сорвать флягу? Наверно, мог. Мираль интуитивно чувствовала, Тепан не был заодно с Дитием и не хотел её убивать. Он действительно потерял флягу, что перед этим сам закрепил. Если так, сможет ли Тепан найти её и привести помощь?
Справа послышались шаги. Повернулась ручка двери, а потом в комнату вошёл Сотялав.
– Мираль, я так рад вас видеть! – расплылся он в улыбке. – Люсав Демянович сказал, что скоро вы всегда будете рядом со мной и никуда не уедете. Это же так замечательно.
Мираль совершенно не разделяла настроение мальчика, но решила раньше времени его не расстраивать.
– Сотялав, а лекарь не сказал, зачем меня связали? – ласково поинтересовалась она.
– Конечно, сказал! Вам сделают операцию, надо чуть–чуть подлечить. Это сначала будет немножко больно, поэтому и связали.
– Может быть, мне поможешь, найдёшь в моём кошельке один кулон.
– Это я запросто.
Сотялав отвязал от Мираль кошелёк и высыпал его содержимое на диван, аккуратно придержал руками, чтобы оно не расползлось.
– Как он выглядит? – поинтересовался мальчик.
Мираль сама задумалась над этим. Она его так давно не видела, что уже забыла как он выглядит. Память совершенно отказывалась ей помогать. Она помнила только кожаный шнурок и две половинки, разделённые только маленьким штырьком. С его помощью как раз и можно сломать кулон.
– Кажется в виде птички, – неуверенно предположила девушка. – Он на кожаном шнурке.
– Но здесь нет ничего похожего. Монетки, бумажки, грифели. Может он не здесь?
Мираль почувствовала, как волосы на голове зашевелились. Значит, он пропал. Пропал ещё там в театре Акитора, когда она упала в стычке с Дитием. Аразамаса врала, когда утверждала, что он появится в минуту опасности. Она же ненавидит тайные кланы... Ненавидит, и помогает им.
Мираль зарычала. Тихо, чтобы не напугать Сотялава.
– Как жаль. Может, развяжешь меня, чтобы я сама его нашла. Он мне сейчас так нужен. – Мираль старалась говорить как можно милее.
– Но Люсав Демянович запретил это делать. А он лекарь.
– Сотенька, пожалуйста. Мне это очень–очень нужно.
Мальчик замер с пригоршней монеток в руке и задумался. Потом собрал остатки мелочи в кошелёк и завязал горловину.
– Ладно.
Сотялав подошёл к стулу сзади и принялся развязывать узел.
– Он слишком тугой, – пожаловался мальчик.
– Разрежь ножом. Он там на столе.
– Я же испорчу верёвку, – перепугался Сотялав. – Это же ужасно будет, если я испорчу верёвку. Люсав Демянович разозлится.
Мираль чувствовала, что она уже злится на мальчишку и хочет его пнуть. Ответила она всё же спокойно:
– Если ты сейчас не освободишь мне руки, я останусь без них. Верёвки слишком сильно давят на запястья.
Мальчик послушался её. Подошёл к столу и взял там первый попавшийся кинжал с тонким и коротким лезвием.
– Подойдёт, – быстро сказала Мираль, подозревая, что мальчик сейчас может зависнуть, размышляя правильно это или нет.
Сотялав подошёл к девушке и просунул нож между запястьями и верёвкой. Оставалось только отрезать. В этот момент дверь открылась и появилась Натеся Веминовна.
– Сотялав! – закричала она. – Что ты творишь? Ты нарушаешь режим, предписанный Люсав Демяновичем.
– Нянюшка, Мираль просит снять путы, ей больно.
– Убери сейчас же, ты ещё маленький, не понимаешь хитрости больных, – запричитала Натеся Веминовна и резво отобрала у мальчика нож. – Они же такие хитрые, такие хитрые.
Мираль в этот момент окончательно разозлилась.
– Ах, маленький! – зло сказала она. – Так пусть этот маленький знает, что я абсолютно здорова, а лекарь хочет меня убить!
– Как это? – опешил Сотялав.
– Я не буду твоим другом. Я буду куклой. Без души, без эмоций. Мне будет плевать на тебя, на твои чувства, на всё. Я буду просто подчиняться. Как стул. Как стол. Как нож. Ты хочешь такого, Сотялав?
Мальчик стоял неподвижно, переваривая сказанное.
– Она всё придумывает, мой мальчик, – ласково сказала нянюшка и попыталась усадить Сотялава на диван.
Мальчик вырвался и подбежал к Мираль.
– Я говорю правду. Сейчас я к тебе хорошо отношусь, и даже считаю своим другом, но если ты дашь провести этот ритуал, всё изменится. Мне будет плевать кто ты, что делать, для кого делать. Я буду как банка с твоим лекарством. Большая говорящая банка. Ты хочешь этого?
– Нет, – замотал головой Сотялав и заревел.
Натеся Веминовна подхватила мальчика и отнесла на диван. После вернулась к Мираль и дала пощёчину:
– Тварь, как ты можешь такое говорить. Это его ранит. Ты не понимаешь? Надо молчать! Надо терпеть. Ради счастья мальчика. Ты мерзкая ничтожная тварь.
– Сотялав! Она ударила меня! Мне больно! – завопила Мираль, плохо понимая, что делает. Ей казалось, это должно сработать.
Это возымело действие. Сотялав соскочил с дивана и бросился на Натесю Вениновну. Мальчик бил её кулаками и орал "Плохая! Плохая! Не трогай её". Нянюшка пыталась образумить Сотялава, но тот не реагировал.
– Видишь, до чего ты его довела? – зашипела Натеся Веминовна.
– Это вы своим враньём довели. Отпустите меня, наконец!
Нянюшка не выдержала. Одну оплеуху она влепила тут же затихшему Сотялаву, а вторую – Мираль.
– Дрянь, ты просто дрянь. Я рада, что ты сегодня умрёшь.
Сотялав услышал это, набрал воздуха, чтобы зареветь, но вместо этого начал задыхаться.
– Видишь, что наделала, дрянь?
Натеся Веминовна достала лекарство и поднесла к носу задыхающегося мальчика. Когда Сотялав перестал хрипеть, его усадили на диван. Нянюшка обняла его, чтобы мальчик не пытался сбежать. Он больше и не пытался только всхлипывал.
Дверь вновь отворилась, и вошёл наставник Сотялава Вевол.
– Мираль, как я рад вас снова видеть! – он хлопнул в ладоши. – Только вот вид у вас не очень.
– Думаете? – зло поинтересовалась девушка.
– Немного отдыха вам не повредит.
– Неужели? А может лучше избавить меня от верёвок?
– Так вы связаны? Люсав Демянович, как это понимать? – обратился учитель к лекарю, который как раз входил. Следом за ним появился довольный Дитий.
– Чего ты раскудахтался, Вевол? Я говорил, что всё будет по доброй воле? Так и будет, но после ритуала.
– Я протестую, какого ещё ритуала?
– Это тебя не касается. Даже не думай, – зарычал лекарь, когда Вевол взял со стола нож. – Положи обратно.
– Освободите Мираль, – потребовал Вевол и направился с ножом к девушке.
Путь ему преградил Дитий. Он поиграл мышцами и ударил кулаком в ладонь. Вевол резво отпрыгнул и положил нож обратно.
– Это недостойно! – завопил он.
– Ударить? – поинтересовался Дитий.
– Нет, – отмахнулся Люсав Демянович.
После совершил пассы обеими руками и Вевол застыл истуканом.
– Иди на веранду и смотри, чтобы сюда никто не пришёл, – распорядился лекарь. – И амулет отдай, знаю я тебя.
Дитий нехотя отдал кулон и удалился.
– Дурдом какой–то, – вздохнул Люсав Демянович. – Перейдём к нашей больной.
– Эта дрянь мальчика до слёз довела, – вскрикнула Натеся Веминовна. – Отказывается сотрудничать. Сотенька её чуть не развязал.
– Натеся, не трещи, – остановил её лекарь. – Или я тебя отправлю к Веволу.
Нянюшка не подумала замолкать, и у них началась перепалка. Мираль решила снова привлечь внимание Сотялава.
– Сотька, помоги мне. Пожалуйста, будь другом, развяжи!
Мальчик послушно взял со стола нож и направился к Мираль. Люсав Демянович оторвался от спора с нянюшкой и перехватил Сотялава. Нож отобрал, а мальчика бросил на диван.
– Смотри за ребёнком, – приказал он нянюшке.
– Но...
Лекарь не выдержал и врезал женщине в живот. Та согнулась, хватая воздух, и отошла к дивану.
– Больше ни у кого нет желания помешать мне? – поинтересовался Люсав Демянович.
– Можно вопрос?
– Давай, больная, – разрешил лекарь.
– Зачем столько свидетелей?
– Это не свидетели, – хохотнул мужчина. – Это часть ритуала. Сначала подавим твою сущность и привяжем жизненную силу к Сотялаву, потом завяжем твою любовь на Веволе. И все будут довольны.
– Кроме меня.
– Ты тоже. Точнее твоя новая сущность.
–Настоящая "я" умрёт, – уточнила девушка.
– Умрёт, – спокойно подтвердил Люсав Демянович.
От его тона Мираль вновь разозлилась. Её тут за человека не считают. Относятся как к предмету мебели. Девушка зарычала и дёрнулась. Путы были всё так же крепки, не порвёшь. Спокойствие лекаря раздражало, но злость была бессильной. С тем же успехом можно долбиться головой о стенку, ей от этого ни холодно, ни горячо.
– Ты не злись, лучше умирать спокойно, а то ещё ритуал не так пойдёт, и придётся тебя совсем добить. Ты куда полез, щенок? – зарычал Люсав Демянович на Сотялава. Мальчик разбежался и врезался в спину лекаря. Тот не сдвинулся, только отбросил обратно на диван. – Держи его, или совсем одурела, старуха!
Мираль заметила, что Натеся Веминовна покраснела от возмущения. Она встала с дивана, намереваясь что–то сказать, но её отвлёк плач Сотялава. Нянюшка повернулась к мальчику, чтобы успокоить, но вместо этого ребёнок распалялся всё сильнее, и вскоре стали слышны хрипы приступа.
Люсав Демянович тем временем взял в руки металлический предмет, похожий на насос, с тонкой иголкой на конце. Подошёл к Мираль и начал расстёгивать пуговицы на кофте. Раздвинул ткань так, чтобы была видна ключица.
– Погоди!
Натеся Веминовна остановила приступ у мальчика и подбежала к Мираль. Она сняла с девушки все три кулона и бросила их в камин. Мираль непонимающе следила за их полётом и не отводила взгляда от места, где они приземлились. В голове крутилось только "Папа! Ладимир!". Сквозь туман девушка услышала сначала удовлетворённый крик нянюшки, потом хрип очередного приступа Сотялава, и дальше крик Люсава Демяновича. Девушка перевела взгляд на лекаря. Тот медленно оседал на пол. Инструмент он уронил, а из запястья торчал арбалетный болт. Следующей вскрикнула Натеся Веминовна и тоже стала оседать на пол. Кончик стрелы торчал у неё из плеча.
В комнате справа от Мираль послышались звуки борьбы, потом к ним прибавился приглушённый крик, перешедший в стон. Из больших окон позади девушки в комнату впрыгнули двое с чёрными повязками на голове, закрывающими половину лица. Ещё двое появились из–за двери, где шум уже стих.
– Мы вовремя, – удовлетворённо сказал один из ворвавшихся, высокий мужчина с бородой.
Мираль удивлённо пригляделась. Голос говорившего был ей знаком, именно он ехал в ней в повозке, когда девушка попала к разбойникам. Митофан Кровожадный со своей командой пришёл сюда.
– Опять эти твари убивать собрались, – поддакнул мужчина с окровавленным ножом с руке.
– Как вы сюда проникли? – прошипел Люсав Демянович.
Вместо ответа Митофан наступил на раненое запястье и потоптался по нему. Лекарь завыл и получил сапогом в челюсть.
Мираль стало дурно, во рту появился металлический привкус, к горлу подступила тошнота. Девушка закрыла глаза и взмолилась.
– Ладно, этой жертве и без того плохо.
Митофан перестал измываться над запястьем и что есть силы ударил лекаря в живот, а после ниже. Тот изогнулся и завыл ещё сильнее. Двое из разбойников перестали обшаривать домик и оттащили жертву в угол под стол, оставив на полу длинный кровавый след. Туда же кинули Натесю Веминовну. Женщина почти сразу потеряла сознание и не приходила в себя от пинков разбойников.
– Ой, смотрите, это ж учитель. Небось того волчонка, – хохотнул Митофан и со всех силы ударил Вевола по шее.
Учитель отлетел на диван и ударился головой об окно. Он тут же сполз вниз, оставив красный след на раме.
Мираль снова подурнело, и она отвернулась. Девушку разбойники будто специально не замечали и обходили стороной во время обыска комнаты.
Тут третий разбойник нашёл баночку с лекарством Сотялава и уже собрался его раздавить. Мираль вновь взмолилась. Разбойник замер с занесённой ногой.
– Это лекарство любимца Геньши. Мальчик, дайте ему, пока не поздно, прошу вас. Он любимец Геньши.
– У нас нет времени проверять правдивость твоих слов, – ответил Митофан.
– Пожалуйста, поверьте мне. У ребёнка дар игры на флейте.
– Он графинёнок, нам какое дело до музыки в замках?
Мираль обречённо повернулась к Сотялаву. Мальчик перестал хрипеть и казалось уже не дышал. Девушка закусила и губу. В этот момент перед глазами появился неясный силуэт лесной кошки. "Плата за жизни, возьми. Они поймут, когда захочешь спасти чужую жизнь", – услужливо подсказала память.
– Вот это.
Мираль впилась зубами в край воротника и дёрнула на себя. Ткань затрещала. Девушка дёрнула ещё раз, и у неё во рту остался кусок ткани. Она выплюнула его вместе с тоненьким колечком.
Митофан подошёл к кольцу и наступил каблуком. Это послужило сигналом. Разбойник убрал ногу и поднял баночку, поднёс её к носу Сотялава. Сначала Мираль показалось, что уже поздно, но вскоре мальчик начал шевелиться и часто задышал. Девушка не видела, что ему сделал разбойник, но Сотялав хоть и дышал, но лежал совершенно неподвижно.
– Это что? – заметил на диване кошелёк Мираль Митофан. – И что он там делает, щенок? – грозно поинтересовался разбойник, и, не дожидаясь ответа, кинул его Мираль на колени.
В этот момент раздался свист. Разбойники, не сговариваясь, выпрыгнули в окна.
Дверь слева осторожно открылась, и в комнату вошла Селана. Служанка огляделась и подошла к пленнице.
– Мираль Аленовна, как вы себя чувствуете? – поинтересовалась она.
Менестрель рассеяно посмотрела на служанку. Тошнота уже прошла, вместо неё появилась апатия.
– Хотя бы жива, – хрипло ответила Мираль.
– Они больше вас не тронут, – заверила её Селана.
– А моим самочувствием ты поинтересоваться не хочешь? – заплакал Сотялав.
– Что им интересоваться? Ты же большой симулятор. То я не знаю о твоей способности вызывать приступ, – рассержено ответила Селана. – Советую с этим покончить, тебе же хуже будет.
– Да как ты со мной разговариваешь!? – Сотялав разрыдался ещё сильнее и соскочил с дивана.
Селана тут же посадила его обратно, запретив слезать и смотреть по сторонам, и вручила баночку с лекарством.
– Тебе такое рано ещё видеть. И мне, и Мираль, но мы уже увидели, и теперь хотим уберечь тебя, – пояснила служанка.
Мальчик не стал спорить, а принялся вдыхать лекарство.
В этот момент послышались возгласы в комнате справа, сменившиеся ругательствами.
– Вот и помощь, – радостно сообщила Селана, помахивая ножом.
Дверь открылась, и в комнату вошёл начальник отца Варонор Едокимович в сопровождении мужчины в коричневом костюме. Они огляделись, и второй скомандовал:
– Лисова, доложить обстановку.
Селана вытянулась и затараторила:
– Клан "Эгоистичной мандрагоры" собирался провести опыт по созданию "куклы–лекарства". Члены клана в данный момент под столом. Жертва сидит привязанная на стуле. Мальчишка нужен был для привязки, чтобы ему передавать силу жертвы, его наставник для приворота. Ритуал был прерван нападением разбойников. Судя по всему, среди них был сильный маг, а сами они имели зуб на клан. Ваш приход их спугнул, но забрать ценности они успели.
– Ясно. Бери мальчишку и через второй выход идите во дворец. Подготовь семью к разговору, – распорядился незнакомец.
Селана отложила нож и вместе с Сотялавом удалилась через левую дверь.
Мужчины подошли к Веволу и, осмотрев его, убедились, что жив, и только нужен лекарь. Тем временем правую дверь открыли нараспашку и мужчины в таких же коричневых костюмах вынесли лекаря и нянюшку. Пока их выносили, в домик просочился Тепан.
– Клёнова! Живая! – обрадовался он. – Я уж думал, тебя не увижу.
Тепан взял со стола всё тот же нож и резво перерезал верёвки на запястье.
– Ещё где?
– Внизу. – Мираль размяла руки и приподняла подол. Тепан разрезал верёвки и там. – Тут каждый второй хотел этим ножом меня освободить.
– А смог только я, – добавил Тепан, весьма довольный собой.
Мираль кивнула, разминая затёкшие ноги. Потом рухнула на пол и поползла по луже крови к камину. Опершись одной рукой о решётку, другой она полезла в угли.
– Сдурела?! – завопил Тепан, оттаскивая Мираль за талию.
– Ладимир, отец, – всхлипнула девушка.
– Не шевелись и лицо не три. Руки все в крови.
Мираль посмотрела на руки, они действительно все испачкались в крови. Когда девушка повернулась в Тепану, тот кочергой ловко ворошил угли. Те отзывались вспышками пламени. Вот парень что–то нашёл и выкинул на пол. Это попрыгало по полу и остановилось, даже сквозь копоть пробивался голубой огонёк. Мираль хотела взять отцовский подарок, но Тепан не дал, загородил его собой. Вторым из камина полетел кулон Ладимира. Он не стал прыгать, а приземлился ровно возле кровавого пятна, едва его не задев. Мираль потянулась к нему, но Тепан снова не дал.
– Сиди. Сейчас остынут и наденешь. Видишь, они целы.
– Спасибо тебе.
Мираль попыталась вытереть слёзы, но Тепан ей не дал.
– Не пачкайся ещё больше, хорошо. Давай я сейчас принесу воды, ополоснём руки и твои кулоны. Только обещай мне их не трогать. Обещаешь?
– Обещаю, – ответила Мираль.
Тепан убежал, по дороге едва не сбив лекарку.
– Вот ненормальный, – проворчала женщина. – Ой, деточка, что с тобой?
– Испачкалась, – смущённо ответила Мираль, внимательно следя, чтобы на её кулоны не наступили.
– Ну–ка, покажи мне глаза. Так, ясно. А чего на полу сидишь?
– Слежу, чтобы кулоны никто не повредил, они из камина и горячие, это последняя память об отце и женихе. Они сейчас очень далеко.
– Хорошо, милая, как твои кулоны остынут, давай мы с тобой к водопаду прогуляемся. Тебя помоем, и твои кулоны.
Лекарка поднялась и подошла к Веволу.
– С ним что? – поинтересовался Варонор Едокимович
– Заклинание обездвиживания, причём его сняли весьма оригинальным способом. Как я могу судить, травмы головы нет, так что буду снимать побочку от заклинания и лечить ссадину.
Женщина провела по голове Вевола, и тот зашевелился.
– Мираль, я не хотел, честное слово, я не знал, что это так, – заговорил учитель.
– Хорошо, хорошо, – ответила лекарка. – Это мы потом выясним. Сейчас вам надо пройти в повозку. Идёмте. Мираль, я тоже жду вас на улице.
Менестрель рассеяно кивнула.
Вернулся Тепан с ведром воды. Мираль пришлось встать, чтобы он полил ей на руки. Отходить в сторону девушка отказалась. Полившаяся вода быстро смешалась с кровью и заструилась между досок и к окнам.
В оставшуюся воду Тепан кинул уже остывшие кулоны и тщательно их там промыл. После извлёк из кармана моток толстой нитки и отрезал два длинных куска, которые сложил вдвое, надел кулоны и снова сложил, и завязал узелки.
– Пока так, носи свои сокровища, – протянул он Мираль. – Только пусть лекарка их проверить на магию.
– Спасибо тебе, – пробормотала девушка.
Тепан взял её за руку и повёл через левый выход.
– Что с Дитием? Он ведь был у другого входа... или снова сбежал?
– Не сбежал. Лучше тебе не знать что с ним. Кровищи там...
– Он мёртв? – Вновь подступила тошнота. Мираль отошла к дереву и оперлась на него. После чего её стошнило.
– Когда его несли в телегу, ещё был жив. Выглядел намного хуже двух других, так что тебе его лучше не видеть. – Тепан передёрнулся. – Для него смерть была бы лучше. Лекарка просила тебя под водопад поставить. Идём.
Он потянул Мираль к водопаду, оказавшемуся недалеко от домика. Мираль несколько равнодушно отметила, что раньше не слышала его, и что он красиво спадает с искусственного обрыва. Девушка понимала, здесь красивый вид, но не испытывала эмоций. Держась за руку Тепана, она ступила в пенящуюся воду и быстро встала под струю, не давая себе времени передумать. От холодной воды Мираль громко завизжала, но не посмела отойти. Только наклонила голову, чтобы вода не попала в нос и рот. Постепенно вопить расхотелось, подавленные эмоции выплеснулись и утихли. Тепан потянул её к себе. Трясясь от холода, Мираль вышла на берег. Говорить она не могла, только открывала и закрывала рот, судорожно хватая воздух.
– Вот девочке и полегче стало, – прокомментировала лекарка.
Мираль почувствовала, как ей становится тепло и увидела улетающие вверх капли. Довольно быстро она стала сухой, и женщина закупала её в плед.
– Милая, теперь, пожалуйста, молчи до дома, а лучше всего поспи в телеге. Юноша, отнесите её, – распорядилась лекарка.
Тепан подхватил Мираль на руки. Быстро донёс до телеги и уложил на сено.
– Мирка, до встречи у лекарки. Завтра поговорим, – сказал он девушке. Мираль в ответ кивнула.
– Вот, что милок, заведёшь в городскую конюшню, оттуда иди прямо до второго перекрёстка, там направо третий дом по левой стороне. Заблудишься, проси Мавину Ладову. Запомнил?
Тепан повторил указания и скрылся. Лекарка забралась в телегу подле Мираль и дала приказ трогаться. Менестрель плотнее укуталась в плед и закрыла глаза.

Остальные главы

@темы: Мираль, Сочинения