09:21 

Мираль. Глава 20

Елена Гельтищева
Медленно иду к своей мечте
Решила выложить ещё главу, хоть новую пока не написала.:)

Продолжение истории про Мираль. Первый черновик.:)

Мираль очнулась солнечного луча, попавшего ей в глаз. Перед глазами тут начали расходиться разноцветные круги. Девушка перевернулась на другой бок, надеясь избавиться от наваждения. Измученное тело отозвалось сильной болью. Мираль сначала не поняла, что происходит, а потом вспомнила побег от свиты Поторайского. Ещё были разбойники, или не были... Мираль прислушалась, ни шагов, ни речи, только птичий щебет и пофыркивание лошади. Значит, приснилось.
Морщась от боли, девушка развязала полог и выглянула. Кругом расстилалось поле, покрытое белыми цветами и редкими деревьями. Позади в паре вёрст виднелся низенький заборчик леса. Через поле вилась широкая дорога, на её краю и стояла повозка, расположенная так, чтобы не мешать ездить.
Девушка аккуратно спустилась на землю, и подвывая от боли в ногах заковыляла к ближайшим кустам.
На обратном пути Мираль присела в траву возле повозки.
- И что нам теперь делать? - поинтересовалась она у Звёздочки. Та лишь махнула хвостом. - Тебе я вижу гонки нипочём, выглядишь свежей и чистой.
Лошадь сделала шаг вперёд и наклонилась к кусту.
- Слушай, а ты совсем чистая какая-то, - заподозрила неладное Мираль.
Она с трудом поднялась и подошла к Звёздочке. Лошадь на это никак не отреагировала, продолжая жевать куст. Мираль задержала на нём взгляд, вспоминая можно ли такое есть или нет. Решила не рисковать и на всякий случай отвела Звёздочку в сторону. Её чистота зародила в девушке страх. Что это? Происки духов, богов, магов? Кому потребовалось почистить лошадь да ещё в поле?
Мираль поёжилась и забралась на козлы. Оставаться в этом месте ей не захотелось, и Звёздочка послушно затрусила дальше.
Незадолго до полудня они добрались до селения Тихлистье, как сообщала таблица у въезда. Девушка остановила повозку и достала из кошелька карту. Оказалось, из-за побега они сильно отклонились на запад. Впрочем, Мираль не переживала. На юге вели много дорог. Придётся сделать крюк, с другой стороны, она же ставила чёткого плана поездки и может в любой момент изменить решение.
- Вы к кому? - неожиданно спросили справа.
Мираль вздрогнула и повернулась. Возле повозки стоял парень лет шестнадцати. Босой, в закатанных штанах и застиранной рубашке. В одной руке он держал удочки, с другой туесок с рыбой и с интересом рассматривал повозку и девушку.
- У нас гости редко бывают, - добавил паренёк, когда пауза слишком затянулась.
- Да я сбилась с пути и хотела бы поговорить с вашим старостой, - растеряно ответила Мираль.
- Давайте я вас провожу, - вызвался селянин.
Мираль охотно согласилась и вскоре оказалась возле нужного дома. Парень спрыгнул с козел и убежал дальше по улице. Менестрель аккуратно слезла и постучала по калитке. В ответ где-то на заднем дворе залаяли собаки. На шум из дома выглянул пожилой мужчина с длинной бородой. Он прикрикнула на собак и, когда затихло, обратился к девушке:
- Вы ко мне?
- Вероятно, мне нужен староста.
Мужчина в ответ пригласил Мираль подойти. Менестрель отворила калитку и медленно приблизилась к крыльцу.
- Тебя никак побили? - удивился староста.
- Почти, лошадь погнала, еле остановила, - девушка решила не распространяться обо всех деталях случившегося.
- Э, да тебе к нашей Агипине нужно, враз вылечит. Толковая знахарка.
- Я за этим и приехала к вам. Хочу узнать, где могу остановиться и есть ли у кого подлечиться.
- У Агипины и можно, поехали, свожу к нашей знахарке.
Староста помог Мираль забраться в повозку, а сам устроился на козлах. Они немного поплутали по улицам деревни и остановились у самого края, здесь на отшибе стояла избушка знахарки. Для удобства сбора трав, как пояснил глава.
Пока староста бегал к знахарке, Мираль выбралась из повозки и снова наткнулась на паренька с удочкой.
- Ззздрасти, - сказал он. - Так вы не к старосте, а к мамке?
- И вам здравия. Да нет, сначала я к старосте собиралась, не думала, что здесь знахарка есть, - ответила Мираль. - У вас есть, где лошадь разместить и повозку?
- В сарае, если хотите, я завезу и позабочусь. Я умею, мы тут двор тоже держим.
- Если тяэла Агипина меня примет...
- Примет, примет, - успокоил её парень.
Не спрашивая, он забросил удочки и рыбу в повозку и принялся разворачивать Звёздочку, чтобы завести во двор.
- Там вещи, - напомнила растерявшаяся Мираль.
- Я принесу, всё в целости и сохранности.
- Ладно... Только не берите испачканное чернилами, я позже с этим разберусь, - сдалась менестрель.
В это время из дома вышел староста, а за ним миниатюрная женщина, показавшаяся Мираль ровесницей. Вблизи Мираль увидела, что она старше неё, судя по лёгкой сеточке морщин у глаз и губ, в действительности ей было лет тридцать пять - сорок.
- Здравствуй, путница. Проходи в мой дом, коль привели тебя сюда ноги лошади, - пригласила она девушку.
Мираль поздоровалась и заковыляла следом за женщиной. Староста же молча удалился.
В сенях сильно пахло сушёными травами и кошками. Мираль с непривычки чихнула и, не удержавшись, плюхнулась на сено.
- На что жалуетесь? - поинтересовалась Агипина.
- Отбила всё. Лошадь испугалась и понеслась, еле её остановила. Ноги в щиколотках распухли и руки на запястьях. Очень больно, - всхлипнула Мираль.
- Спину не сломала, шею не свернула, уже хорошо. Я сейчас велю баню истопить, будем синяки выводить.
- С растяжениями в баню не вредно? - подивилась Мираль.
- С чем? А подвёртами с опуханием, не, по моей методике не вредно. Ты пока здесь сидит. Придёт Вилька, сынок, пусть выдаст первым делом чистую одежду, а потом ко мне помогать, - распорядилась Агипина и скрылась за дверью.
Мираль осталась сидеть. Боль то утихала, то возвращалась вновь. Разглядывание подвешенных трав не помогало успокоиться, больше всего девушке хотелось завыть. Что она и сделала.
- Семь стихий. Что вы творите? - подивился вошедший через второй вход Вилька.
- Вою, - спокойно сообщила Мираль. - Мне очень больно, а так полегче. Так что я теперь понимаю волков.
- И заодно оборотней, - ехидно добавил парень. - Мамка небось сказала дать вам одежду и идти помогать баню разогревать?
- И часто у вас такое случается?
- Бывает.
Вилис, так было полное имя сына знахарки, поставил возле Мираль сумку с одеждой и гитару. Пообещав вернуться и проводить в баню, он убежал помогать матери.
Девушка аккуратно достала смену одежды и положила рядом. Руки отозвались пронизывающей болью, от которой закружилась голова. Снимать с себя плащ Мираль не решилась, упала на сено и замерла.
Она не заметила сколько прошло времени, но довольно долго. В сени вернулись знахарка с сыном. Агипина подхватила смену одежды, а Вилис девушку. Он отнёс Мираль в комнатку перед парилкой и усадил на широкий пень.
- Всё, иди, - отослала его Агипина и принялась раздевать Мираль. - Значит, сначала я тебя обмою, потом займусь синяками, а последним подвывертами.
Мираль только кивнула соглашаясь. Девушка по команде приподнимала и опускала руки. От боли перед глазами стоял туман, мысли расплывались.
- Так, девчушка, обувь твоя хорошую службу сослужила, почти вместо бинта была, но теперь придётся избавиться.
Мираль заметила как знахарка отошла к столу и вернулась с большим ножом. Она наклонилась, приподняла одной рукой ногу за сапог и поднесла к ней нож. Мираль запаниковала и закусила губу, перед глазами потемнело, уши заложило, она почувствовала как падает на бок.
- Ну ты даёшь! - услышала Мираль, когда резкий запах привёл её в чувство.
- Где мои ноги? - прохрипела Мираль.
- Совсем сдурела. Вот, смотри твои распухшие ноги. А вон в том углу сапоги. Не, ты сглупила, но не до отрезания ног.
Агипина помогла Мираль подняться и усадила обратно на пень, который перед этим застелила чистой простынёй. Наказав не падать, она удалилась в парилку и вернулась с ведром. Вылила из него воду в кадку и набрала снова уже из неё. После поднесла к Мираль и дала потрогать. Вода оказалась горячеватой. Тогда знахарка добавила в кадку воды из второй и снова дала Мираль на пробу. Девушка одобрила.
- Если вдруг поплохеет, говори, нечего мне тут падать, и так синяков как пятен у кошки.
Знахарка принялась поливать девушку чуть тёплой водой с ощутимым запахом ромашки. Когда ей показалось достаточно, отвела Мираль к лежанке. Мираль легла на живот и почувствовала как по телу проходятся кисточкой с мазью. Закончив со спиной, знахарка развернула девушку и повторила тоже самое с другой стороны.
- Теперь посмотрим, что с руками.
Агипина поменяла мазь и достала клубки бинтов. Она принялась по очереди смазывать распухшие места и бинтовать их. Делала она всё быстро и умело, а когда закончила, Мираль почувствовала, как у неё начали замерзать щиколотки и запястья. Знахарка тем временем принесла сорочку и надела её на Мираль. Дл этого пришлось сесть, что девушка, сцепив зубы, и сделала.
- Теперь в кровать на покой. Панталоны после наденешь. Сейчас Вилька тебя отнесёт. Да не стесняйся ты его, в сорочке ж, а он лекарь, - добавила Агипина, заметив как менестрель покраснела. - Не будем лишний раз ноги утруждать. У тебя сапоги-то запасные есть?
- Вроде бы... - неуверенно ответила Мираль.
- Вроде или заказать новые, пока лежишь?
Девушка стушевалась. Новые сапоги требовались в любом случае, но хватит ли у неё денег на них, ведь ещё придётся расплачиваться со знахаркой за лечение.
- Мне надо посмотреть, сколько у меня денег осталось. А где мой амулет? - вспоминал Мираль.
- Деревянный?
Агипина подошла к сложенной у дальнего угла одежды и достала оттуда подарок Земиры. Мираль кивнула. Без вопросов знахарка надела его на девушку.
Когда Агипина ушла звать сына, Мираль слезла с лежанки и поправила сорочку, а потом села обратно. С бинтами стоять оказалось удобнее, но ногам всё ещё было больно.
Вскоре Агипина вернулась вместе с Вилисом. Парень аккуратно поднял Мираль и отнёс в комнату в дальней части дома.
Девушку уложили на кровать, под ноги положили подушки и накрыли мягким одеялом.
- Теперь отдохни, я пока обед сготовлю, проголодалась небось. Вещи твои в углу, если понадобимся зови. Делать ничего не пытайся, отдыхать телу надобно.
Мираль и самой не хотелось шевелиться. Она закрыла глаза и задремала. Проснулась Мираль, когда в комнате заметно потемнело. Знахарка где-то готовила, девушка ощущала сильный запах томящегося в печи мяса.
- Эй, есть здесь кто-нибудь? - позвала менестрель.
- Я тут. - Вилис распахнул дверь и заглянул. - Есть хочешь? Сейчас принесём.
Вместо него пришла Агипина. Она принесла миску с тушёными овощами и мелко порезанной курицей и кружку молока. Женщина помогла Мираль сесть и поставила миску на колени.
- Заказывать сапоги или нет? - вернулась к нерешённому вопросу знахарка.
- Сколько мне лечение обойдётся? - спросила Мираль. Она аккуратно взяла ложку и смешала мясо с овощами.
- Ну ты и спросила... думаю, на серебряник наберётся.
- Серебряник.... а сапоги?
- Сапоги дороже выйдут. У нас тут мастер работает, так что не меньше пяти серебрушек, а то и все десять.
Мираль закрыла глаза. Она пыталась вспомнить, сколько всего денег у неё осталось. Вроде хватает, но точно ли. Ведь, если не хватит, здесь не удастся заработать, придётся договариваться об отсрочке, просить довериться случайной приезжей.
- Ладно, давайте закажем, но если не больше десяти поорле.
Знахарка кивнула и ушла давать распоряжения сыну. Когда она вернулась, Мираль поменяла пустую миску на кружку молока. После ужина ей помогли лечь обратно, и менестрель заснула теперь уже до утра.
Проснулась Мираль вместе с петушиными криками. Сквозь маленькие окошки виднелось, как светает за окном. Комната оставалась тёмной, свет сюда не проникал.
Девушка пошевелилась. Боль почти не ощущалась, осталось немного в щиколотках и на запястьях, а остальное прошло. Всего за одну ночь. Мираль улыбнулась, как хорошо, что ей удалось так легко отделаться от этих повреждений.
Она слезла с кровати и подошла к вещам. Взяла сумку и одежду и вернулась обратно. Первым делом девушка подсчитала деньги, и успокоилась - их хватало на оплату расходов, и ещё оставалось с собой.
Из одежды, в которой Мираль приехала, она нашла только плащ, остальное забрали, как решила девушка, постирать. Мираль развернула плащ, надеясь найти в нём кулоны, и увидела два сложенных листа. Сердце учащённо забилось, девушка аккуратно раскрыла первый лист. «Податель сего, Клёнова Мираль Аленовна, есть народный менестрель, и находится под покровительством их святейшества Митофана Кровожадного. Посему запрещено учинять ей, её вещам и спутникам какой-либо вред», - прочитала она. Сердце забилось ещё сильнее, Мираль осознала, что встреча с разбойниками не была сном, и теперь она ещё и под защитой самого грозного бандита Лоаза. Её бросило сначала в жар, потом в холод. Если отец, честный человек и защитник Алидвы, узнает, что дочь находится под крылом разбойников, он этого не перенесёт. Может даже отречётся от неё, как это сделали бабка с дедом с матушкой...
- За что мне такое? - Мираль облизнула высохшие губы и открыла второе письмо.
Оно оказалось содержательнее первого: «Уважаемая Мираль, мы в лице двух восхищённый вашим талантом людей просим прощения за столь недружелюбно оказанный вам приём. Наш атаман не признал сразу в вас мастера звука и слов, но поверьте, мы все-все восхищены вашей игрой, и в следующий раз наша встреча будет более дружелюбной. Та грамота действительная по всей нашей земле, только умоляю, ни за что не показывайте её ищейкам и другим благородным лицам, сие плохо отразится на вас и на нас. Да и лучше держите сие в тайне, мы знаем, земля слухами полнится, но доказательств нету. Это письмо после прочтения сожгите, а грамоту храните при себе, чтобы честные люди не видели, а нашему брату можно было б быстро подать. Не все грамотой владеют, но знак нашего Митофана признают. Будет кто предлагать сменить «крыло» - отказывайтесь, Митофан многое стерпит, но не перебежчиков. Коли настанет день, что помощь потребуется, не откажем, поможем - ищите нас в этом княжестве. За сим прощаюсь, атаманов писец».
Мираль сложила письма и спрятала под подушку. Никому не говорить. На такое она согласна. Вот насчёт помощи не уверена, не хотелось бы обращаться к столь тёмным личностям. Узнать бы теперь смотрела знахарка письма или посчитала недостойным честной женщины. Получается, что каждый любимец Геньши, бродящий по стране, имеет своего хранителя в лице преступников, и об этом все знают и все молчат. И ей ничего не говорили из-за отца военного.
- Самое лучшее сейчас - не думать про это, - сказала себе девушка.
Ей стало противно от самой себя и от произошедшего. Как теперь смотреть в лицо родителям? Жениху? Ладимир ведь самый честный, самый добрый и самый добросовестный человек. Как он будет жить с менестрелем, чья судьба связана с разбойниками?
Мираль забралась под одеяло и ногами задвинула плащ к дальнему концу. Из него выкатился отцовский кулон, про который девушка совсем забыла. Мираль схватила его и вытянула за него ещё один. Кулоны сцепились верёвочками, пришлось потратить время, чтобы их распутать. Надев их, Мираль опустилась на подушки и закрыла глаза. Перед глазами появились отец и Ладимир с грустными улыбками на лице. Они дружно вздохнули и начали удаляться. Мираль мысленно потянулась к ним, но только ещё больше удалилась.
- Нет-нет-нет-нет, - зашептала девушка, с силой зажмурив глаза вместо того, чтобы их открыть. - Пожалуйста, нет-нет-нет.
Ей казалось, это не просто видение, это знак, его стоит досмотреть, узнать как действовать. Только от удаляющихся фигур самых близких мужчин ей становилось больно и неприятно.
- Мир! Мир! - всхлипнула девушка и почувствовала, как её трясут за плечо.
- Мираль, ты чего это? - озабоченно спросила Агипина.
- Я закрыла глаза и увидела, как папа и жених от меня уходят.
- Просто закрыла и увидела? Не во сне, а так просто? Милая, это твоё воображение беспокоиться. Чувствуешь себя одинокой, вдали от семьи, - попыталась успокоить девушку знахарка.
Мираль от её заботливого участия разрыдалась.
- Не только в этом дело. Просто... просто... есть такое, что я не могу им сказать. Им будет больно и неприятно.
- Милая, у каждого есть такое. Неужели ты никогда ничего не скрывала от них?
Менестрель вздохнула. Конечно, она скрывала, даже от Ладимира, но это всегда было в рамках закона, а не как сейчас.
- У жениха твоего тоже есть скелеты в шкафу, такие, чтобы тебя не расстраивать. Ты же его от этого меньше не любишь?
- Нет, но я про них и не знаю. «Это» так на меня давит, а невозможность поделиться с Миром... то есть с Ладимиром давит ещё сильнее.
- А если рассказать другому? Тому, кто правильно поймёт, - при этих словах Агипина взглянула на плащ, и Мираль догадалась, что знахарке известно про письма.
- Вы знаете о чём я? - растерянно поинтересовалась девушка.
- Да, ты не первый странствующий артист, что заходит ко мне. Я многое знаю и о многом молчу. Об этом много кто знает. Я советую принять это как благо, не каждый может свободно ходить по миру и не бояться за свою жизнь. - При этих словах Мираль нервно рассмеялась. - Ну да, с повозки упасть и в городе можно. Я про другое, думаю, сообразишь. От наличия этой бумаги ты не стала преступником, ты только защищаешь себя. Считай именно так.
- Я всё равно не могу рассказать про это, а раз не могу, значит, это плохо.
- Мираль, правила твоей чести хотят обновиться. Они были, есть и будут у каждого свои, и у каждого изменяться. Тебе трудно принять изменения, не принимай, но не печалься. Придёт время, ты их примешь.
- Всему своё время...
- Именно так. Теперь давай я посмотрю, что с тобой. Сначала ушибы, потом опухание.
Агипина закрыла дверь за щеколду и занавесила окно. По её знаку на стенах зажглись чаши с огнём. Мираль немного помедлила и стянула сорочку. Осмотр знахарку удовлетворил, Мираль и сама заметила исчезновение синяков. Когда Мираль оделась обратно, натянув ещё и панталоны - без них девушке были сильно непривычно и холодно, Агипина занялась растяжениями. Опухоль за ночь спала, конечности приобрели нормальный вид.
- На тебе прекрасно всё заживает. Целительная магия работает потрясающе, - восхитилась Агипина. - В этом немного заслуги амулета, а всё остальное - реакция твоей жизненной силы на зелья и заговоры. Она очень хочет, чтобы ты поправилась. Я просто в восторге. Завтра-послезавтра будешь здорова. И сапоги будут готовы.
Знахарка открыла окно, впуская в комнату птичий щебет и свет нового дня. Одновременно с этим погас огонь в чашах.
- Захочешь посидеть возле окна, прошу, но много двигаться не советую, - сказала Агипина, уходя.
Мираль приняла это к сведению и закуталась в одеяло. Вскоре девушка задремала и очнулась только, когда знахарка принесла завтрак и поставила на столик возле кровати.
- Спасибо, - откликнулась менестрель, приоткрывая глаза. - Агипина, простите, что тревожу, мне очень хотелось бы посмотреть, что с моей повозкой и вещами. Я там разлила чернила...
При этих словах Мираль покраснела.
- Я попрошу сына, он вас отнесёт. Заодно почистим повозку.
- Но...
- Тяэли Мираль, под моим кровом заботятся обо всех больных.
Агипина помогла девушке сесть и оставила завтракать в одиночестве.
Вскоре после завтрака появился Вилис и отнёс Мираль во двор. Её повозку уже вывезли и сняли крышу, оставив один остов.
Вилис посадил девушку на бортик и вернулся к чистке покрытия. Мираль переместилась на лавочку и оглядела размер бедствий. Под лавочкой в центре и в углу остались два больших чернильных пятна. Сумка испачкалась почти вся, как и посуда. Чернила уже глубоко впитались в древесину, так что испачканное не срежешь без вреда. Мираль с сожалением отложила их на выброс. Туда же отправилась вся бумага и остатки чернильницы. Грамота менестреля, к удивлению девушки, осталась цела. Чернила просто образовали сверху корочку и осыпались, стоило их поковырять.
- Как же работодатели её заполняют? - озадачилась Мираль. В тоже время она была рада, не придётся восстанавливать документ.
Последними Мираль достала письма. За полтора дня чернила высохли, превратив пачку к кирпич. Девушка попробовала извлечь те, что ей показались наименее испорченными, но не вышло. От письма лишь оторвался кусок. Мираль развернула его. «Я тебя люблю». Девушка всхлипнула и поцеловала обрывок.
- Я тебя тоже, - прошептала она и достала из-за пазухи кулон с маком. - Вот и всё, что у меня осталось от тебя, Ладимир. А ведь до дня встречи ещё совсем далеко.
С тяжелым сердцем Мираль положила письма в сумку и отдала её Агипине с просьбой сжечь. Знахарка без расспросов забрала сумку и ушла на задний двор разводить костёр.
Мираль тем временем спрятала остатки грифелей и попросила Вилиса отнести её обратно, пока её в одной сорочке не увидел кто-нибудь из деревни.

Остальные главы

@темы: Сочинения, Мираль

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

В мире Мечты

главная