12:20 

Мираль. Глава 19

Елена Гельтищева
Медленно иду к своей мечте
Продолжение истории про Мираль. Первый черновик.:)

Как оказалось, чудо зверя спугнул Венька, он набрал хвороста и теперь искал Мираль. Мальчик хотел разделить с ней обед, чему девушка весьма обрадовалась.
Менестрель не решилась рассказать ребятам о встрече с кошкой, только выслушала их, огорчённых тем, что её не удалось даже увидеть.
После обеда оправились обратно. Дети набрали достаточно хвороста, и намеревались до ужина заняться изготовлением кукол. Мираль простилась с ними возле сарая, и забралась наверх. Ей хотелось отдохнуть и переварить полученную информацию, но желание выполнить не удалось. Валина успела выспаться и теперь хотела отплатить Мираль. Менестрель, боясь, что сказительница позже не найдёт время, сразу согласилась. Следующие три дня в промежутке между обедом и ужином Мираль и Валина упражнялись в пении. Старушка убедила девушку остаться в деревне до праздника, чтобы набраться и сил и запомнить упражнения. На костры Мираль больше не ходила, впрочем, селяне и не настаивали, надеясь, что менестрель выступит в ночь Летнего светиловорота. Заплатить девушке они не могли, но с радостью оказывали мелкие услуги и соглашались с желанием поберечь голос. Такой расклад смущал менестреля, но не настолько сильно, чтобы всё бросить и уехать.
За три дня Мираль выспалась, отдохнула, набралась сил для путешествия и помылась в бане, затопленной за день до светиловорота. Валина только усмехалась преображению менестреля и то и дело замечала, как славно она придумала оставить девушку на несколько дней.
В праздничный вечер возле реки собрали огромные кострища. По замыслу их жар должен был приблизиться к жару солнца. На некотором отдалении установили чучела основных богов – Светила, Геньши и Плеиды. Именно их благословения ожидали селяне, у них просили тёплые дни, благополучие, богатый урожай и вечную любовь. Весь вечер чучелам подносили дары – остатки прошлогоднего урожая. На рассвете с первыми лучами солнца чучела сжигали, это символизировало переход от человеческого к божественному. По древним легендам, боги тоже когда– то были людьми, Стихии посчитали их достойными стать бессмертными и жить в Заграни.
Мираль тоже преподнесла дар Геньши. Она подошла позже остальных, когда некому было услышать её просьбу. Девушка опустилась на колени и аккуратно положила исписанные листы между мешочками с крупами. Правую руку Мираль поднесла к груди, левую опустила на колени.
– Геньши, прошу тебя, защити в пути, не дай погибнуть, – прошептала она и нащупала под платьем кулон, подарок Земиры. – Спасибо за всё, что уже сделано. Пусть к моим родителям вернётся живая и невредимая дочь.
Менестрель прислушалась к ощущениям. Ничего не изменилось, впрочем, она и не ожидала, что богиня откликнется в чучеле и пройдёт рядом призраком. Зато подвернувшийся амулет вполне можно посчитать знаком защиты. Девушка ещё раз поблагодарила Геньши за всё и вернулась к кострам, не заметив притаившегося среди деревьев человека.

Селяне разошлись по домам под утро, когда догорели все собранные дрова, а от чучел и даров остался один пепел. Мираль и заснула прямо на соломе, ей не хватило сил сделать какие– либо приготовления ко сну.
Проснулась она ближе к полудню. Валина ещё спала.
В углу возле сумок менестрель заметила крынку молока и хлеб. Видно, Венька рано пришёл и оставил завтрак.
Мираль выбралась из соломы и стряхнула её с себя. С непривычки исколотое тело чесалось, хуже всего пришлось левой щеке, она горела и была украшена отпечатками травы.
– Я точно сегодня еду дальше, – проворчала Мираль, отрывая хлеб. Под жёсткой корочкой оказался нежный мякиш, его девушка и съела первым делом.
Пока менестрель завтракала, проснулась Валина. Девушка рассказала ей про планы. Сказительница их поддержала – она тоже собиралась идти дальше.
Оставив старушку доедать завтрак, Мираль спустилась вниз. На завалинке она увидела их хозяйку Яруну и её мужа Лавима.
– День добрый, хозяева, – обратилась к ним менестрель.
– И тебе здравствовать, певунья, – ответил Лавим.
– Я сегодня уезжаю дальше, хотела спросить, где могу достать еды.
– Еды? У нас в погребе лежит как раз подношение от соседей вам с Валиной за работу, – ответила Яруна.
– Когда уезжаете– то? Пора кобылку выводить иль нет? – поинтересовался мужчина.
– Да как соберёмся, так и поедем.
Лавим спрыгнул и молча отправился запрягать лошадь.
– Я подношения позже вынесу, как всё готово будет. У нас в погребе прохладно, самое оно для еды, – объяснила хозяйка.
– А что там?
– Сухофрукты, крупы, вяленое мясо, немного варёного – сегодня дочка принесла вам на обед иль ужин.
Девушка поблагодарила хозяйку и вернулась в сарай. Валина уже доела и теперь разминалась.
– Не вредно? – удивилась Мираль.
– Это нет. Я же не по– солдатски, так руками махаю. Тебе тоже полезно, а то вечно сидишь в телеге или на стуле.
Мираль не ответила, она считала, что ей достаточно нагрузки и без разминок. Девушка перетряхнула вещи, проверяя не забыла ли чего, и с сумками на плечах и гитарой за спиной спустилась. Лавим уже выкатил повозку, и теперь вёл Звёздочку. Пока он пристёгивал лошадь, Мираль покидала сумки в телегу и сама забралась туда, чтобы пристегнуть их к бортикам. Вскоре к девушке присоединился Венька. Он вместе с матерью принёс дары селян в пяти мешках, и теперь помогал их закрепить.
– Валина, может сразу поделить что кому? – Менестрель выглянула из повозки.
– Нет, Мира, мне с тобой ещё ехать. Обедать точно вместе будем, там и разделим. Я ж старая нынче, много не унесу, – ответила сказительница.
Она тоже вышла на улицу, и теперь сидела в тени, ожидая, когда придёт пора ехать.
– Готово! – сообщил Венька и выскочил наружу.
Мираль перебралась на козлы. Лавим тоже закончил с креплениями. Он подал девушке поводья и помог Валине сесть рядом с менестрелем.
– Удачной дороги, – пожелал Лавим.
– Пусть Геньши вас не оставит, – добавила Яруна.
Мираль поблагодарила, а Валина помахала палкой, говорить старушка не могла, горло перехватило, и на глазах выступили слёзы. Только за околицей сказительница пришла в себя и пояснила, что стала слишком чувствительной на старости лет, каждый раз, прощаясь с людьми, плачет.

Обедать Мираль с Валиной не стали. Только перекусили в дороге, и остановились лишь на ужин. Он вышел холодным, обеим женщинам было лень разводить огонь и готовить.
– Валина, давайте делить провизию, – сказала Мираль, вытирая руки о старый платок. После варёной курицы они стали жирные и липкие, и девушке очень не хватало воды, тратить на это питьевую менестрель всё же не решилась.
– Что там? – Сказительница заглянула в мешки, потом огляделась. – Значит так, я возьму остатки курицы и немного сухофруктов. Вот, тут как раз есть мешочек по размеру. Остальное тебе.
– Но...
– Сейчас доедем до развилки, я сверну в деревню, идти тут недалеко, так, что завтрак мне обеспечен, а лишнее старухе тащить тяжко.
– Уверены? – Мираль всё ещё смущалась такому неожиданному дару.
– Уверена, тяжко.
Менестрель сложила мешки обратно и забралась на козлы, где уже сидела Валина.
В следующий раз Звёздочку остановили у развилки. Мираль помогла старушке слезть. Та обняла её на прощание.
– Пусть Геньши будет с тобой, девочка! Никого не бойся и ничего, тебе не причинят вреда, запомни.
– О чём вы? – спросила Мираль, схватив Валину за руки.
Та лишь слабо улыбнулась:
– Просто запомни, тебе не имеют прав причинять вред, у тебя большой дар и благословение Геньши.
– И всё же?
– Мираль, я не твой наставник, и я плохо тебя знаю. Кстати, та девушка, что учила тебя работе с голосом не Винеса, случаем?
Менестрель невольно отшатнулась. Неужели сказительница связана с тайным кланом? Иначе о чём таком она предупреждала, и откуда ещё может знать Винесу... Девушка почувствовала как запылали щёки, а волосы начали шевелиться.
– Н...нет, это Матей, – проговорила Мираль, понимая, что сейчас любой догадается, что она врёт.
– Матей, так Матей, – хмыкнула старушка. – Прощай, комнатный цветочек.
Валина помахала рукой и бодро пошла через поле в деревне. Мираль слабо махнула в ответ и прислонилась к повозке. Та лесная кошка предупреждала о проезде графа и его свиты через городок, и Валина сейчас намекнула. Если здесь засада?
Мираль забралась в повозку. Долго оставаться на одном месте не стоило, если поехать сейчас, она как раз успеет попасть в город до темноты. Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом и вокруг рядом с ним алые краски вместо уютных оранжевых. Менестрель резко взмахнула поводьями, ей не хотелось обнаружить ещё какой– нибудь неприятный знак. Звёздочка недовольно заржала, но побежала.

Возле города оказалось столпотворение. Множество телег остановились на дороге и не могли сдвинуться в сторону. От скуки люди прохаживались вдоль тракта, отдыхали на поле и подходили к соседям.
Мираль слезать не решилась, опасаясь за имущество. Тем более что она оказалась в самом конце очереди у развилки дорог. Тут её могли незаметно обокрасть или даже угнать повозку. Из разговоров соседей по несчастью, девушка выяснила, что прямо посреди ворот поломались две кареты. Их хозяева сначала выясняли, кто виноват, а теперь ждали, когда починят. Стража их торопить не решалась – пострадавшими оказались местный граф и его гость– сосед. К приезду Мираль кареты практически починили и обещали скоро начать пускать людей в город.
Девушка надеялась успеть до ночи, ей совершенно не хотелось искать постоялый двор в темноте. Солнце уже скрылось за горизонтом, последние лучи исчезли, уступив место сумеркам. Менестрель поёжилась и накинула плащ, спасаясь от прохлады и комаров. Действие мази закончилось, но Мираль было лениво лезть за новой порцией. В городе всё равно не потребуется, почти во всех домах находятся засушенные травы, чей запах назойливые насекомые не переносят.
Люди впереди девушки зашептались. Мираль поняла, что очередь начала движение. Девушка удовлетворённо улыбнулась и перехватила поводья, скоро, очень скоро она окажется в уютной комнате в гостинице. Даже, если им не нужны исполнители, Мираль снимет комнату за свой счёт. Она представила мягкую гладкую постель, тёплую ванну и запирающуюся комнату с хорошим крепким замком, где можно скрыться ото всех. Слюдяные окна с забавной сеточкой и каминную трубу или даже сам камин. Если комната будет с камином, Мираль попросит его разжечь, стоять в очереди оказалось холоднее, чем ехать. Ещё обязательно закажет горячие блюда с мясом, какие окажутся у хозяев.
Приятные мысли девушки внезапно прервал рожок, призывающий уйти с дороги. Мираль сначала замешкалась, не понимая как ей в такой ситуации уйти в сторону, а потом решила взглянуть, кто едет. Осторожно выглянув, девушка увидела группу всадников впереди кареты. Она не смогла разобрать чьё это сопровождение, но сердце предательски забилось, сбивая дыхание. Ещё один граф едет, не ниже, а посторониться Мираль не может. Стража или снесёт её, или задержит за неуважение.
– Звёздочка, прошу тебя, поверни в сторону, пожалуйста! – Мираль с силой потянула правую сторону повода на себя.
Лошадь недовольно повернулась и заржала, такое отношение ей определённо не нравилось.
– Будет ещё хуже, пожалуйста! – Девушка, продолжая тянуть, ещё и хлестнула лошадь, вынуждая её сойти с дороги.
Звёздочка сделала шаг и остановилась.
Менестрель снова выглянула. Стража приблизилась, стали видны знамёна. Мираль пригляделась, и завопила от ужаса. Бабочку за фоне заходящего солнца – знак графства Поторая, она узнала бы в любое время. Страх придал девушке сил. Она стегнула из всех сил лошадь. Звёздочка от неожиданности взбрыкнула и спрыгнула с дороги. Повозку тряхнуло, Мираль подбросило. Девушка вцепилась в бортик и стегнула Звёздочку ещё раз. Та испугалась. Мигом пересекла сажени между дорогами. Повозку вновь подбросило и едва не перевернуло. Мираль второй рукой вцепилась в крышу, молясь, чтобы она не порвалась.
Лошадь, оказавшись снова на прямой дороге, пустилась галопом. Мираль замерла, боясь свалиться на такой скорости. Постепенно она приноровилась, и села на козлы. Девушку трясло, и от неровностей на дороге, и от пережитого. Усилием воли она остановила Звёздочку. Та тяжело дышала и покрылась пеной.
Мираль с трудом разжала руку с поводом. На руке остался отпечаток, пальцы болели, особенно саднило под ногтями. Следом начало болеть всё тело, ощущения оказались близкими к тому ночному нападению, когда она несколько раз ударилась о брусчатку.
– Что мне теперь делать? – хмыкнула девушка, вытирая с лица пот. – Проверю, что с вещами.
Сжимая зубы от боли, Мираль перебралась в повозку. Первой она проверила гитару, та оказалась цела, не зря девушка закрепила её под лавкой. Хуже пришлось сумке, где лежали письменные принадлежности. Чернильница треснула и испачкала добрую часть вещей, и ещё натекло под сумку. Мираль со слезами на глазах вытащила испорченные письма Ладимира и подарки семье.
– Чтоб вас Мерей сожрал, – выругалась девушка.
Она кинула в дальний угол пачку писем и обессилено легла. Было жутко обидно. Эти письма Мираль берегла, они помогали легче переносить разлуку с Ладимиром. Теперь от них осталось одно воспоминание.
Отбитые места ныли всё сильнее. Мираль, рыдая, прижала к себе руку, уже начавшую распухать на запястье. "Хотя бы не перелом", – подумала девушка и заревела ещё сильнее.
Очнулась Мираль, когда совсем стемнело. Плакать больше не хотелось, спать пока тоже. Менестрель приподнялась и вытерла мокрым платком лицо. "Что сделано, то сделано. Прошлое не повернуть", – решила она. Сейчас предстояло заняться Звёздочкой. Мираль плохо представляла, что может сделать. Она помнила об опасности долго стоять потным, а значит, лошадь придётся помыть или протереть и укрыть чем– нибудь.
Мираль потянулась за светящимся кулоном, глаза девушки так и не привыкли к темноте, и вещи скорее угадывались, чем виделись.
– Закончила сырость разводить? – внезапно раздалось за спиной.
Девушка отдёрнула руку и резко развернулась, так что закружилась голова.
– Кто здесь?
– Досмотр, – хохотнули снаружи. – Вот досматриваем. Лошадка симпатичная. Была. Только ты, деваха, замордовала её совсем. Придётся изъять, пока не померла.
Мираль растерялась. Голоса были мужские, хриплые, слегка простуженные, наводили мысли на грабителей, а не тайный клан. Девушка не знала, как реагировать, реветь, или возмущаться, или без эмоций всё отдать. Если разбойники, они в таком случае хоть в живых оставят, а добро можно и заново собрать.
– Ты кем будешь– то? – спросил третий голос с другой стороны.
– Менестрель я, – Мираль попробовала ответить спокойно, но голос всё равно дрожал.
Снаружи раздался дружный хохот, казалось, вокруг собралось не меньше полусотни мужиков, но девушка насчитала восемь голосов.
– Поторайский менестрелей... совсем довёл... драпают едва... знамёна увидят, – запинаясь, произнёс ещё один. Ему в ответ угукнули.
– И где это такие богатства менестрелям выдают? – спросил первый, забиваясь в повозку.
Мираль с визгом отпрянула назад, но её поймали за ворот.
– Не рыпайся, хуже будет.
– Вы тут аккуратнее, у меня чернильница лопнула, – на всякий случай предупредила Мираль. Разбойник хмыкнул. Девушка перевела дыхание и продолжила:
– Мой жених решил сделать подарок на помолвку – повозку и лошадь, чтобы быстрее передвигаться.
– Допустим. Где инструмент?
Мужчина отпустил воротник, и Мираль подползла к гитаре и постучала по ней.
– Поехали! Девчонка с нами, – скомандовал первый.
Повозку легко тряхнуло, отчего Мираль судорожно вцепилась в лавочку, и они поехали. Девушка слышала, что на козлах сидят двое, остальные на лошадях двигались следом. Тот, что сидел в повозке, переместился ближе к своим. Глаза девушки привыкли к темноте, и она видела неясный силуэт на фоне подрагивающего полога.
Ехали долго. Мираль перестала цепляться за лавочку и забралась под неё, где свернулась калачиком и тихо лежала. Сначала девушка всячески жалела себя, когда ей это надоело, Мираль стала обдумывать планы бегства и мысленно прощалась со всем имуществом. Оставлять его было жалко, а с ним бежать труднее. Только бы добраться до ближайшего города, а там можно будет направить стражу в этот лес. Мираль знала, что сказать главе отряда, чтобы ей поверили, отец научил. При мысли о родителях девушка всхлипнула. Не такого они желали единственной дочери, а узнают о приключениях – вовсе побоятся отпускать. Матушка будет плакать, так что совестно станет оставлять. Мираль нестерпимо захотелось оказаться дома подле матери, может быть даже сделать ненавистные стежки гладью, зато в тепле, уюте и безопасности. Самой сшить себе приданое, обсуждать последние новости, может быть даже стать портнихой или домохозяйкой, если у Ладимира хватит на это денег. Как же далёк дом, когда в него так хочется. Мираль вытерла слёзы, не хватало снова разреветься при разбойниках. "Я ещё вернусь", – решила она, и тоска начала отступать, девушка закрыла глаза и заснула.
Во сне Мираль бежала к Ладимиру, она уже выбилась из сил, а он всё же стоял вдалеке. От усталости менестрель споткнулась и ударилась лбом о камень. Она увидела брызнувшую кровь и от страха открыла глаза.
Повозка как раз остановилась, Мираль ударилась о перекладину под лавочкой. Девушка не сразу поняла, где находится. На стенках и крыше плясали отсветы огня, со всех сторон раздавались голоса: женские, мужские и даже детские. Мираль даже почудилось, что она снова попала в бродячий театр, но это ложное впечатление. У дальнего конца лавочки сидел бородатый мужик и вертел между пальцев нож. Глаза его недобро смотрели на девушку.
– Приехали, кукушка, вылезай! – скомандовал он.
Менестрель от неожиданности сильнее вжалась под лавочку. Разбойник выругался и метнул нож. У Мираль ёкнуло сердце. Она зажмурилась, закрыв голову руками, и приготовилась к резкой боли. Сверху просвистело, и нож уткнулся в лавочку. Страх парализовал девушку. Она слышала как заскрипела скамья, когда с неё поднялся разбойник, как сделал пару шагов и вытащил нож из скамьи. В следующее мгновение он схватил Мираль за руку и ногу, так что чуть не вывернул их, и вытащил из– под лавки. Подхватил на руки и выбросил из повозки.
Не успела менестрель закричать от страха, как оказалась в чьих– то руках. Поймавший аккуратно поставил её на ноги и, держа под локоть, повёл к костру. Мираль спотыкалась, пока шла, всё нестерпимо болело, но девушка крепко сжала зубы. Не хватало разреветься при этой сброде, ещё прибьют из интереса.
Мужчина подвёл её к огню и поставил так, что девушку видели все, а они от неё оказались скрыты темнотой.
– Лот номер один, – захохотал он. – Менестрелька. На личном транспорте.
Кругом захохотали в ответ.
– И на чём ты играешь? – поинтересовалась крупная женщина, угрожающе размахивающая половников.
– На... – начала Мираль и согнулась от кашля.
– Тю, дайте ей воды, не ровен час ещё помрёт, не ответив, – распорядилась разбойница.
Мираль тут же подали чуть тёплой воды. Она выпила немного и смогла ответить. В темноте сначала замолчали, а потом хором начали говорить.
– Я считаю, – негромко сказал мужчина, выкинувший Мираль из повозки, но его услышали и все замолчали, видимо он здесь был главным, – пусть девка покажет на что способна, а мы посмотрим.
Он вышел к костру и ткнул в девушку грифом. Она взяла гитару. Перекинула через плечо ремень. Струны на пробу оказались расстроены. Мираль замешкалась, играть так или подтянуть. Так они могут не поверить, а пока она будет настраивать, терпение разбойников может лопнуть.
– Что застыла как цветок в комнате? – поинтересовался кто– то.
Мираль ласково перебрала струны, перед её глазами возникла сцена прощания с Валиной. "Никого не бойся и ничего, тебе не причинят вреда, запомни". О ком тогда говорила Валина? Девушка сначала думала о клане, но теперь поняла, не о нём, о разбойниках. Матей о чём– то похожем иногда намекал Мираль, но вслух говорить опасался из– за отца.
Менестрель, не обращая ни на кого внимание, занялась подтягиванием струн. Разбойники не двигались, но девушка чувствовала на себе пристальные взгляды. "Потерпят", – решила она, уверенность медленно возвращалась. С последней струной настроилась и Мираль. Она огляделась, прикидывая с какой песни начать. Выбрала танцевальную народную песню, подходящую ко всем, даже разбойникам. Глаза Мираль на всякий случай закрыла, ей показалось, так менее страшно петь.
Люди кругом слушали молча, это придавало уверенности. Сердце перестало сжиматься от страха, Мираль начала пританцовывать в такт. Её пару обдало жаром от всполохов огня, девушка сделал, что таки надо, а потом аккуратно отошла от костра, всё так же не открывая глаз.
На третьей песне Мираль почувствовала движение вокруг, а потом к этому прибавились и хлопки. "Им понравилось!" – возликовала девушка и рискнула открыть глаза.
Разбойники танцевали, мужчины, женщины и среди них немного детей. Сейчас они казались Мираль простыми бродягами, а не чудовищами, готовыми уничтожить ради добычи. Простые люди из леса... В этот момент нога у девушки подвернулась, и она упала на бок, развернув гитару при падении так, чтобы не разбить.
Все замерли. Мираль показалось, у каждого у руке блеснул нож. Воображение резво дорисовало картину её убийства, и менестрель побледнела.
– Хорошо поёт, кукушка. Только вот устала, – хохотнул тот первый. – Так уж и быть, поблагодарим выскочку.
Он подал знак. Двое мужчин подбежали к девушке, подняли её за локти и подвели к нему.
– Как звать– то?
– Мираль Аленовна Клёнова. – Хоть девушка была напугана, но ответила спокойным голосом. Ей совершенно не хотелось выдавать свой страх.
– Значит так, Мираль, отныне я беру над тобой покровительство. Это будет стоить... на первый раз пару серебряных. Всё ж как никак молодая.
Главарь ловким движением руки сорвал с пояса девушки кошелёк и засунул в него руку. Мираль покраснела от негодования и собственной глупости. Всё же деньги надо лучше прятать.
Разбойник достал две серебряные монеты и прицепил кошелёк обратно.
– Следующий взнос через год или через сколько там мы встретимся, но возьмём за все года, – предупредил мужчина.
Он махнул рукой, и Мираль аккуратно подвели к повозке и посадили внутрь. Тут же подбежал низенький мужичок и вынул девушке сложенный листок.
– Ты его храни при себе, не теряй. Будешь показывать другим кланам, чтоб не трогали. Только перейти к другим не пытайся. У атамана память хорошая, всё припомнит, и место встречи, и лицо, и грамоту, – быстро сообщил он и скрылся.
Вместо него появилась девушка с двумя косами. Она мило улыбнулась и поставила возле Мираль миску и кружку.
– Ешь, ты заслужила. Прости, что приём своеобразный, это всё повозка сбила. Ешь– ешь, там нет отравы, – хихикнула девушка и убежала.
Мираль в повозке расслабилась, и конечности теперь зверски заболели. Превозмогая боль, она съела кашу с кусочками мяса, похожего на оленину, но не девушка не была в этом уверена. После запила тёплым компотом со странным вкусом. "Снотворное", – сообразила менестрель. Пока оно не начало действовать, Мираль закрыла оба входа в повозку, завязав морские узлы, а потом снова забралась под лавочку. О том, что при необходимости ткань можно легко разрезать, Мираль совершенно забыла.

Остальные главы

@темы: Сочинения, Мираль

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

В мире Мечты

главная