10:48 

Мираль. Глава 17

Елена Гельтищева
Медленно иду к своей мечте
Продолжение истории про Мираль. Первый черновик.:)

В городе Мираль растерялась. Куда они с Тепаном заходили вчера? Вроде бы на широкой улице за ярмаркой и почтой. Ещё вывеска у того трактира выглядела забавной. Какой символ там был? Девушка пыталась вспомнить, но тщётно. "Ладно", – решила Мираль. – "Поеду до ближайшей гостиницы". Менестрель узнала дорогу у прохожего. Ближайшая гостиница находилась совсем рядом, но мест там не оказалось. Девушку направили на соседнюю улицу, где тоже все комнаты были заняты.
– Где могут быть комнаты? Может кто сдаёт? – обречённо поинтересовалась Мираль.
– Может и сдаёт, нам не докладывают, – флегматично отозвался охранник. – Тяэли, это столица, здесь всегда полно людей.
Мираль сквозь зубы поблагодарила его и поехала дальше. Обогнула дворец, даже не взглянув на него, настолько она рассердилась на негостеприимный город.
Впереди показалась Приуска и ажурный мост через неё. За рекой богатый район, там девушке искать нечего. Если только не попробовать устроиться придворным менестрелем. От этой мысли девушка передёрнулась. Она поскорее развернула лошадь направо. Может у ремесленников повезёт больше.
Голод тем временем усиливался, время ужина давно прошло. Почти все лавочки закрылись, еды не купить. Мираль уже не высматривала гостиницу для ночлега, а искала, где поесть. Ей повезло, среди рабочих вывесок нашёлся трактир.
– Я хочу поужинать и покормить лошадь, – сообщила девушка охраннику.
– Эт можно, – ответил мужчина. – За коня с поклажей – три серебряника вперёд.
– Один сейчас, один в стойле и один при расчёте, – возразила Мираль. Голод голодом, но деньги терять не хочется.
Охранник хохотнул.
– Идёт. Пошли в наше стойло, – последнее слово он особо выделил.
Мираль кинула серебряную монету и повела карету к въезду на двор. Охранник отпер ворота и зашёл первым. Девушка заехала следом и оказалась в загоне. У одной стены крепилась коновязь, в дальнем углу стояло отхожее место, куда вела каменная тропинка. Здесь уже стояли пять лошадей и отцепленная повозка. Она как раз разграничивала тропинку и конюшню.
Охранник показал куда поставить карету и помог отцепить лошадь. Пока он привязывал её, Мираль достала сумки и гитару. Потом подумала и завела звонок.
– Вторую монету, тяэли, – попросил мужчина.
– Предупреждаю, что на карете специальное устройство. Вопит, если кто пытается взлезть. Во избежание недоразумений, – сказала менестрель, отдавая вторую монету.
– Как скажете. Буду знать, что спасать.
Охранник запер ворота и открыл дверь в трактир.
Там оказалось многолюдно. Очень многолюдно. Мираль потопталась у входа, решая куда пройти.
– Чего желаете? – спросила разносчица.
– Ужин и сесть куда–нибудь в уголок.
Девушка кивнула, и повела менестреля между столов. Место нашлось возле камина. Он сейчас не топился, и Мираль предложили сесть к нему спиной.
Мираль задвинула сумки под скамью, намотав на руку лямки, и прислонила рядом гитару. От профессиональных воров не спасёт, зато спокойнее.
Рядом вперемежку сидели мужчины и женщины, по виду лотошники, и разговоры они вели о торговле. Беседовали довольно громко, так что у менестреля голова пошла кругом.
Мираль спрятала лицо в ладони и закрыла большими пальцами уши. Стало тише, но не сильно. Внезапно закружилась голова. Девушка опустилась на стол, казалось, он ходил ходуном под ней. Глаза пришлось закрыть, картинка перед глазами двоилась и прыгала. Сердце бешено заколотилось, попыталось выскочить из груди.
– Ваш ужин, – громко сообщила разносчица и плюхнула тарелку на стол.
Мираль дёрнулась от резкого звука и поняла, что недомогание прошло так же резко, как и началось.
– Спасибо, – поблагодарила она разносчицу и набросилась на тушёные овощи.
Ужин девушка поглотила быстро, после чего прилегла на стол от сытой слабости. В голове постепенно начало проясняться. Менестреля затрясла мелкая дрожь. Приступ слишком похож на тот, что произошёл у Атальи дома. Неужели девочка не всесильна и клан опять нашёл Мираль.
– Эй, это ж вы сегодня пели на представлении? – прервал размышления Мираль сосед слева.
Девушка выпрямилась и подтвердила догадку.
– И много дают?
Мираль пожала плечами, отвечать на бестактный вопрос она не хотела.
– А что в лагере произошло? – поинтересовалась женщина с дальнего конца. – Правда, тайный клан напал?
– Не знаю. Я ничего такого не видела.
– Ведьмину палатку закрыли и никого не пускали. Неспроста.
– Аразамаса сама решает, когда и кого принимать.
– Всё–таки мне кажется....
Женщина не договорила. На улице поднялся жуткий вой. Люди вскочили и бросились смотреть, где это. Мираль поймала вторую разносчицу, вместе они выбежали во внутренний двор. Мираль заметила, как из её кареты кто–то выскочил. Девушка бросилась в погоню, но вор перемахнул через забор в соседний двор.
Подол зацепился за камень, менестрель споткнулась и растянулась на дорожке. Ругаясь, как отец после неудачного манёвра, Мираль добрела до кареты. Морщась от звука, она выключила изобретение кузнеца и плотника. Устройство замолчало, но в ушах продолжило звенеть. Девушка упала на видение и лежала там некоторое время, массируя уши. Когда звон утих, она исследовала карету. Злоумышленник ничего не взял. Брать было нечего, все вещи Мираль перенесла в трактир. Теперь они там лежат без присмотра.
Менестрель вылезла из кареты, заперла её и побежала внутрь. Сумки всё ещё лежали под лавочкой, а гитару кто–то запихнул под стол.
Девушка облегчённо выдохнула. Денег в кошельке оставалось не так много, лишний раз их тратить не хотелось.
– Принесите компот и рассчитайте меня, – попросила Мираль у разносчицы.
В ожидании напитка, менестрель прилегла на стол. Соседи не обращали на неё внимания, а если и бросали косые взгляды, то Мираль их не видела.
Менестрель пришла в себя, когда разносчица принесла горячий компот. Рассчитавшись, Мираль подтянула гитару ближе, зажала её коленями, чтобы не упала. И стала медленно пить. В горле пересохло от волнения, но напиток оказался слишком горячим.
– Тяэли Мираль? – шёпотом спросил некто над ухом.
Менестрель поперхнулась и разлила часть компота на гитару и себя.
– Вот какого лешего, вы меня пугаете? – возмутилась девушка, отряхая юбку. Поздно, часть компота впиталась, а пятно стало липким.
– Простите. Я распоряжусь почистить ваш наряд.
Мираль подняла голову. Над ней склонилась молодая девушка, не сильно старше её, закутанная в коричневый плащ, так что было видно только одно лицо.
– Вы, собственно говоря, кто?
– Валери Охолова, секретарь царьмага, – девушка показала кольцо на указательном пальце правой руки. На печатке зелёного цвета были изображены две горы и орёл, летящий перед ними. – Ваша карета уже готова, прошу следовать за мной.
– Куда?
– В место ночлега.
– В тюрьму.
Секретарь рассмеялась.
– Идёмте по дороге расскажу. Забавная вы, Мираль Аленовна.
Менестрель сморщилась, но взяла вещи и последовала за Валери.
Звёздочку действительно уже пристегнули и вывели. На козлах сидел мужчина в кучерской форме.
– Пустите нас внутрь? – поинтересовалась секретарь.
– Тогда держите, – Мираль передала сумки и гитару. Забралась на подножку и аккуратно отключила звонок.
– Вам не хватает света, – заметила Валери. – Но ладно.
Менестрель скривилась, но не ответила. Она закрепила вещи и села рядом. Валери устроилась напротив спиной к дороге, и закрыла дверь. Карета сразу тронулась.
– Юная Земира Омаровна настоятельно требовала у наставника позаботиться о вас. В обмен на сведения.
– Удивительное требование. А если я не захочу делиться?
– Вряд ли. Речь идёт о том клане, что преследует вас. Тайные агенты нашего царства собирают по крупицам информацию о подпольных кланах. Вы можете им помочь, чем быстрее мы найдём эту заразу, тем будет лучше. Для вас в первую очередь.
– Почему вы думаете, что за мной охотятся? – удивилась Мираль.
– Мы не думаем, мы знаем. Знаем, что за всплеск магии прошёл сквозь городской купол и кому предназначался. Только вот источник определить не получается.
Мираль обхватила себя руками. Ей резко стало холодно.
– Вы сможете меня защитить?
– Мы попробуем, но нужна информация.
– Я расскажу, где и что началось, – согласилась менестрель.
– Вот и хорошо. Выходим.
Карета действительно уже остановилась. Девушки выбрались наружу. Перед Мираль находился тот самый трактир, где они с Тепаном вчера обедали.
– Надо взять вещи, – пробормотала менестрель и вернулась внутрь.
Валери терпеливо ждала, пока Мираль закончит с сумками. После жестом показала идти за ней к боковому входу. Охранник у крыльца на это не отреагировал. Менестрель решила, здесь такое случается часто.
Через боковую дверь они прошли по узкому коридору на кухню, а оттуда в спальный номер на втором этаже.
– Здесь вы будете жить, – Валери со звоном положила ключ на стол. – Хозяева в курсе. Выход здесь только на кухню, а там хоть через зал, хоть через второй ход. Лошадь и карета в сарае напротив.
Мираль подошла к окну и отодвинула штору, но ничего не увидела, на улице оказалось слишком темно.
– Что–то ещё хотите узнать?
– На каких правах я тут? И сколько мне придётся задержаться?
– На каких? Менестреля, конечно же. Насчёт срока договоритесь сами. Фелис Адеевич разъяснит текущее положение дел. Вот и он.
Мираль обернулась. В комнату неслышно зашли мужчина с девочкой, оба одетые в зелёные платья.
– Царьмаг, – Мираль склонила голову, приветствуя вошедшего.
– Тяэли Мираль, – ответил мужчина.
– Меня зовут Земи, – представилась девочка и быстро забралась на кровать.
Царьмаг запер дверь и сел в кресло возле камина.
– Рассказывайте, что и когда началось, – приказал он.
Мираль поёжилась, слишком властным и жестоким показался ей голос. Немного подумала, вспоминая события и начала подробный рассказ о злоключениях в Манисте и последующем преследовании в театре. Её не перебивали, только кивали время от времени, что очень раздражало. Менестрелю казалось, её не слушают, но остановиться девушка боялась. Мало ли что придумает царьмаг, если не выполнить его приказ.
– Состоите ли вы в преступной банде? – спросил Фелис Адеевич как только Мираль закончила рассказ.
Хоть голос её напугал, девушка разозлилась.
– Нет, я дочь честного защитника Лоаза.
Царьмаг хмыкнул:
– Вы – менестрель. Совсем зелёный менестрель. Ладно, не об этом сейчас речь. Валери, по всем упомянутым именам устроить проверку, нам нужны доказательства. А вы, тяэли, слишком здоровы.
– Это как–то не очень заметно, – возразила Мираль. Она всё ещё злилась.
– Насморк, как и посаженное горло или потянутые связки, это не болезнь. Это так. Защита от излишней работы. Настоящие хвори вас не берут, а энергии у вас столько... Впрочем, сами знаете.
– Вы можете меня защитить?
– С этим к Земире. Это её инициатива.
– А когда я смогу уехать?
– Когда угодно. Доброй ночи, тяэли. Земи, жду тебя в карете.
Царьмаг поклонился и вышел из комнаты. Сделал он это очень быстро, Мираль даже не успела заметить, когда отперли замок. Следом выскользнула Валери. Дверь за ней сама закрылась, а замок щёлкнул.
– Обычная магия, – прокомментировала Земира. Девочка скинула туфельки и теперь лежала на животе, подпирая руками голову. – Ведьма из повозки сказала – вы мне поможете. Но до этого ещё далеко. Пока мне нужно помочь вам.
– И как вы мне поможете? – спросила Мираль, присаживаясь в кресло.
Девочка села и достала из кошелька деревянный кулон.
– Это оберег. Он скроет от магии. Только от неё. Я не знаю, как защитить от нападения. Только от магической слежки. Носите всегда на шее и не снимайте.
– Спасибо, – улыбнулась Мираль, принимая подарок.
– Ещё рассчитаемся, – ответила Земира и убежала.
Замок щёлкнул за ней. Менестрель подёргала дверь, то оказалась заперта.
– Вот маги...
Девушка надела кулон и легла на покрывало, намереваясь немного прийти в себя и лечь уже в постель.
В следующий раз Мираль открыла глаза утром. За ночь она умудрилась отлежать щёку, теперь на ней красовался розовый отпечаток кулака, а рука занемела. Стоило ей пошевелить и в руку впились маленькие иголочки и начали бегать вверх–вниз, возвращая чувствительность. Мираль дождалась, пока онемение совсем пройдёт, и умылась, забрызгав медное зеркало. След на щеке постепенно бледнел.
– Что мне теперь делать? – спросила девушка. – Неужели я в безопасности? Земира говорила только про магию, а им известна моя карета.
Мираль упала на кровать и закрыла рот рукой. Как ей сейчас хотелось, чтобы кареты и Звёздочки не было, чтобы Ладимир их не дарил. Пешему намного проще затеряться в городе и покинуть его. Может быть продать? Вернуться в театр и предложить кому–нибудь из балагана в обмен на их повозку. Если не возьмут? Посчитают, что повозка принесёт несчастья и испугаются предложения. Тогда стоит попытаться продать в городе. Здесь–то она ещё не успела получить столь неприятную известность "жертвы клана".
Девушка поднялась. Трясущимися руками открыла дверь. Заперев комнату, она осторожно спустилась на первый этаж. Ноги слушались плохо, и пришлось опираться на поручень.
Лестница привела Мираль на кухню, где женщина, судя по одежде, повариха, замешивала тесто.
– Здассти, тяэли, – не поворачиваясь, поздоровалась она.
– Здравствуйте, – бодро ответила Мираль, радуясь тому, что голос её слушался.
– На завтрак есть пшено с сухофруктами, если чего другое хотите, так я сейчас крикну ребят. Они приготовят.
– Спасибо, пшено сойдёт.
Мираль обошла женщину и присела на дальнем краю стола. Подумала и задала волнующий вопрос:
– Где можно продать карету?
– Ой! Это вы про свою красоту? – женщина перестала месить и вытерла руки о передник, оставив на нём с двух сторон тесто.
Мираль кивнула.
– Очень нужно.
– Так ведь какая работа–то! Тонкая и с любовью... Я мужа сейчас позову, у него связей в городе много. Впрочем, вы в курсе.
Трактирщица поставила перед Мираль еду и крикнула мужа. Он сразу появился в проёме. Женщина махнула рукой в сторону Мираль и объяснила причины.
– Интересный вопрос, – задумался трактирщик. Он присел на другом конце стола и подпёр руками подбородок. – Не жалко продавать–то?
– Жалко, – всхлипнула менестрель, – но нужно. Очень нужно сменить карету.
– Сменить... слушай, мать, может, поменяем девице нашу. Она простенькая, но добротная, много лет верно служит.
Трактирщица расхохоталась и с грохотом поставила кастрюлю в таз.
– И в такой красивой карете будешь на рынок кататься? Мешки вместо господ возить! Запачкаешь ведь, как кровь потом оттирать будешь?
– К–какую кровь? – испугалась Мираль.
– Животных, свиную, говяжью, куриную, в конце концов, – объяснила женщина. – Мы уже разделанные туши покупаем.
– Ааа, – кивнула девушка, мысленно ругая себя за чрезмерную подозрительность.
– Мать, ну я ж смогу её сменять одному. Дать так сказать на дело, а числиться карета будет за мной. Мало ли что с ней сотворят, а так смогу потребовать ремонт. Вернуть ведь потом захочешь? – обратился трактирщик к Мираль. Девушка согласилась. – Вот, лучше вернуть целую. Составим бумаги, заверим у стряпчего, и всё будет как надо.
– Спасибо вам, – улыбнулась Мираль.
Трактирщик махнул рукой и, попросив дождаться, ушёл за стряпчим. Хозяйка тем временем закрыла тесто одеялом и принялась мыть посуду.
Менестрель доела завтрак и хотела подняться к себе, но повариха её остановила.
– Не торопитесь, куда сейчас спешить? – поинтересовалась женщина.
– Репетировать надо.
– А отдых? Вы себя в зеркале давно видели? Посидите на кухне просто так без дела.
– Я могу так же в комнате полежать, – предложила Мираль.
– Муж сейчас уже вернётся. Вас как звать–то? Мираль, нас с мужем ввели в курс дела. Без подробностей, но этого достаточно понять, что вы куда–то бежите без оглядки.
– У меня есть на это причины.
– Если, не приведи Мать Земля, это не болезнь с поиском лекарства, заклинаю вас остановиться. Здесь вы в безопасности. Клянусь всеми плодами Геньши, что это так.
Девушка хотела возмутиться, но дикая боль в глазах говорящей её остановили. Мираль задумалась, что такого могло произойти в её жизни. Расспросить или не стоит?
Менестрель опустила голову на стол, уткнувшись лбом в скрещенные руки.
– Я настаиваю, чтобы концерт вы дали не ранее послезавтра. Сегодня оформим бумаги, завтра отдыхайте.
Мираль хотела попросить не лезть в её дела, но ей помешал вернувшийся трактирщик.
– Вот и стряпчий, – объявил хозяин. – Он согласился помочь со сделкой.
– Замечательно. – Мираль резко села, от чего у неё закружилась голова. – Давайте договариваться.
Всё время до обеда Мираль, стряпчий и трактирщик Евений Вирович обсуждали детали договора и осматривали повозки. Трактирщикова повозка оказалась старой и замызганной. Её всю покрывал толстый слой пыли смешанной с жиром. Во многих местах виднелись пятна крови. Мираль передёрнуло от отвращения.
– И что моя станет такой же?
– Нет, что вы, – удивился Евений Вирович. – В вашей мы не будем на рынок ездить. Вернём как было.
– Надеюсь... а это не отмывается? – с надеждой спросила девушка.
– Боюсь, что нет. Если только снять верхний слой. Прочно впиталась. У нас вещи без дела не лежат, вот так используем.
Мираль села на козлы и обернулась на короб. Ей надо будет только ездить, может пару раз переночевать. Место там есть, как и солома. Непромокаемая ткань без дырочек, если закрыть, можно спрятаться от непогоды. Во всяком случае, такое впечатление создаётся.
Менестрель наклонилась и провела рукой по лавке. На ощупь не страшно и не пачкается, запаха тоже нет. Другого варианта здесь, видимо, не предвидится.
– Хорошо, я согласна обменяться.
– Великолепно, пойдёмте, подпишем бумаги. – Евений Вирович помог девушке слезть.
Все вернулись в трактир, где Мираль подписала бумаги.
– Я хотела бы завтра выступить, а потом уехать дальше, – сообщила менестрель.
– Кто вас гонит в путь? – удивился трактирщик. – Отдохните, вы в столице.
– Моя мечта.
– Она не лопнет же, если вы задержитесь и отдохнёте. Маленькими шагами к большой мечте, разве так не лучше?
Мираль вздохнула.
– Мне начало казаться, что я смогу получить её уже в этом году, стать самой молодой из известных менестрелей. Может быть, это защитит от недоброжелателя...
– Тяэли, что случится, если вы сделаете это через год или два, но не станете загонять себя? Поверьте мне, известность ещё никого не защитила.
Девушка в ответ отмахнулась. Она не считала, что слишком много работает. Не больше других. Вот страх есть. Страх, что её настигнут, пока она сидит на месте. Надо быстрее покинуть место, пока клан не узнал, что Мираль поменяла повозку. Узнают ведь, когда трактирщик воспользуется её каретой, и быстро поймут на что она поменяла.
– Пожалуйста, не настаивайте, прошу вас. Я завтра выступлю, а послезавтра отправлюсь дальше.
– Удерживать вас здесь не в моих силах, так что... пусть будет так, – в глазах Евения Вировича появилась грусть пополам с болью.
Мираль не смогла на это смотреть, и, подхватив бумаги, поднялась в комнату. У каждого свой путь, и если эта семья споткнулась на чём–то, это не значит, что и её ждёт тоже самое. Да и не перерабатывает она. Когда за тобой гоняются люди из тайного клана, тут легко призраком станешь.
Менестрель спрятала бумаги и поставила стул к окну. Девушка видела только стены и крыши соседних домов. Казалось, дом прячется среди себе подобных.
Зазвонили колокола, сообщая время. Мираль насчитала пятнадцать ударов. Прошла всего половина дня, а казалось, уже давно вечер. Раз так много времени впереди, она может ещё успеть на почту, решила менестрель.
Мираль подтянула к себе сумку, и достала письменные принадлежности. Ей совсем не хотелось уходить от окна. Здесь прохладнее, чем за столом, а вид домов располагал к размышлениям. Мираль пока не знала, что расскажет Ладимиру.

Остальные главы

@темы: Мираль, Сочинения

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

В мире Мечты

главная